Цветовая схема: C C C C
Размер шрифта: A A A
Изображения:

Ермоленко Игорь Юрьевич

Председатель Самарского регионального отделения партии ЯБЛОКО

Звоновский Владимир Борисович

Заведующий кафедрой социологии и психологии СГЭУ

Кнор Анастасия Юрьевна

Директор СРОО «За информационное общество»

Круглова Оксана Александровна

Член Избирательной комиссии Самарской области с правом решающего голоса

Кузьмина Людмила Гавриловна

Координатор движения «Голос» по Самарской области

Курт-Аджиев Сергей Османович

Главный редактор АНО «Парк Гагарина»

Морозов Андрей Юрьевич

Член совета общественной организации «Самара для людей»

Нуждин Вадим Владимирович

Координатор проекта ОНФ «За честные закупки» в Самарской области

Славецкий Дмитрий Валерьевич

Председатель исполкома регионального отделения Ассоциации юристов России

Соколов Андрей Сергеевич

Адвокат

Тучин Сергей Николаевич

Член Общественной палаты Самары, член правления Союза юристов области

Юрин Сергей Викторович

Политолог

Молчанов Олег Анатольевич

Член Ассоциации политических юристов

Депутат Александр Колычев: «Мы тогда могли влиять и влияли на принятие решений»

6 Сентября 2019

Количество просмотров: 8

Москва бурлит. Каждые выходные митинги, шествия, пикеты. Причина — отказ в регистрации независимых кандидатов на выборы в Мосгордуму. В Самаре 8 сентября тоже выборы. Только тишина по этому поводу полнейшая. Создается впечатление, что самарцам все эти выборы малоинтересны. Почему так произошло? Может самарский народ разуверился в своих избранника?
На эту тему мы поговорили с человеком знающим и опытным — депутатом Самарской губернской думы Александром Клычевым

– Александр Васильевич, вы один из самых опытных депутатов Самарской губернской думы, работаете здесь уже четвертый созыв...
– Да, я впервые был избран депутатом в 2001 году.

 – За эти годы дума сильно поменялась?
– Сильно.

 – В какую сторону?
– В сторону размытости. Я считаю, что самый сильный состав Думы был в 3-ем созыве. Когда депутатами были мэры, главы районных администраций — высокопрофессиональные, опытные люди. А до того как стать мэрами они все имели опыт работы на производстве. Это были кадры из советских времен, когда руководителей растили. Для назначения на ответственную работу тогда необходим был опыт работы на производстве: молодого человека проверяли на разных участках — он в комсомоле поработает — его на производство отправят, справился — на партийную работу или в исполком. Потом только он районом, городом или заводом мог руководить. Когда опыт появлялся, когда закалку получил. Сейчас нет такого.

 – Когда в депутатском корпусе находились мэры городов, они, как мне кажется, отстаивали, в первую очередь, интересы своего города.
– В какой-то мере да. Но у них было этическое отношение к бюджету, который предлагалось принять. Допустим, Сергей Балахонов — мэр Жигулевска — был председателем комитета по самоуправлению думы. У него был колоссальный опыт в вопросах работы муниципалитетов.
Да, они отстаивали интересы своих территорий, но при этом работала согласительная комиссия по бюджету. В которую входили все председатели комитетов, вице-спикеры, председатель думы и все министры областного правительства. Там обсуждался бюджет и поправки, которые вносились. И «хотелки» не каждого мэра проходили тогда. Могу сказать, что Николай Дмитриевич Уткин (мэр города Тольятти с 2002 по 2007 годы. — Авт.), будучи председателем бюджетного комитета думы был не просто прагматиком и реалистом, он стоял на страже законов и интересов всего областного бюджета. Он не тянул одеяло на себя — он о всей области думал.
Да, мэры как бы были в подчинении у губернатора, но Константин Алексеевич Титов (губернатор Самарской области с августа 1991 по август 2007 года. — Авт.), как оказалось по истечении времени, был самым демократичным губернатором. Он работал с депутатами. Не помню, чтобы он ломал кого-то из депутатов через коленку. Он беседовал и беседовал в форме убеждения. Другое дело, соглашался я или не соглашался. Он внятно себя вел. Некоторые его предложения не проходили. Но депутаты никогда не опасались каких-либо преследований с его стороны. Может сейчас кто-то и улыбнется, но так было.
Брызгалов был главой Волжского района, Потякин был главой Исаклинского района, оба были председателями комитета по сельскому хозяйству. Люди были с опытом! Они знали проблему изнутри. Они прошли все ступеньки, они знали все. Это была профессиональная дума.

 – Почему она так поменялась сейчас?
– Во-первых, увеличили количество депутатов. Тогда нас было 25 человек. И этого хватало. Я был председателем комитета по промышленности, строительству, архитектуре, топливно-энергетическому комплексу, транспорту, связи и торговли. Мы успевали заниматься всеми этими направлениями.Мы проводили много выездных заседаний, посещали заводы, строительные объекты, много куда выезжали на места...
В тот период комитетом был разработан закон о промышленной политике. Против него Константин Алексеевич сначала возражал, ждал принятия этого закона на федеральном уровне, не хотел по перёд батьки в пекло лезть. Но мы убедили коллег-депутатов и закон приняли сначала в Самарской области, а только потом появился всероссийский. Мы разработали и приняли закон о пассажирском и наземном электрическом транспорте. Мы все успевали делать...
Сегодня на базе этого комитета существует комитет по ЖКХ, комитет по транспорту, комитет по строительству, комитет по промышленности. Сегодня вместо одного комитета, как было тогда, существуют четыре комитета! А такого объема работы, как тогда был, сейчас нет.

 – Дума увеличилась когда кроме одномандатников ввели партийные списки?
– Да. Половина депутатов пришла в думу по партийным спискам.

 – По партийным спискам получается, что избиратели выбирают кота в мешке. Как правило, по эти спискам первым идет всем известный человек, потом, после выборов, он снимается и вместо него становится депутатом кто-то другой. Но народ-то голоса свои отдавал именно лидеру списка.
– Абсолютно правильно.

 – Если оценить работу думы 3-его созыва на «пятерку», то какую оценку можно дать работе нынешней думы.
– На «тройку». Мы тогда могли влиять и влияли на принятие решений. Я в свое время был не согласен со слиянием двух министерств: здравоохранения и соцзащиты. И пока я был против ко мне из администрации области приходили и Хасаев (Габибулла Рабаданович Хасаев с 1991 по 2011 годы работал в правительстве Самарской области. — Авт.) и Вечканова (Тамара Ивановна Вечканова 15 лет возглавляла правовое управление в правительстве Самарской области. — Авт.), Леон Иосифович Ковальский, будучи сенатором, приходил. Убеждали. Итог — тогда объединили, а потом опять разъединили.
Тогда ходили — убеждали. А сегодня никого убеждать не надо. Есть фракция Единая Россия — 42 депутата. На фракции принимается решение по консолидированному голосованию. Это все началось, когда депутатов стало 50 человек. И «Единая Россия» получила большинство. Павел Иванов (Павел Александрович Иванов много лет был министром финансов Самарской области — Авт.), который раньше к Уткину ходил на доклады, после прихода в думу команды, большая часть которой «Единая Россия», говорил: сейчас мы уверены, что все предложения министерства будут приняты.

 – Сегодня депутаты ничего не решают?
– Практически все предложения исполнительной власти проходят.

 – С депутатами-списочниками все понятно. А как работают сейчас одномандатники? Они же должны еще и с людьми в своем округе работать?
– Если у тебя есть совесть, профессиональная честь и достоинство, то ты обязан работать в округе. Там много проблем и их становится все больше. Ничего не меняется. Другое дело, получается ли у тебя решить эти проблемы? Естественно, не всегда получается. На прием к тебе приходят люди с проблемами ЖКХ, мусора, тротуаров, дорог. Все эти проблемы упираются в финансы. Лоббируешь тот или иной проект — а потом заносят твои предложения в лист ожидания. Это такая мягкая форма отказа. Тебе вроде не отказали, но потом докладывают, что рассмотрено такое-то количество предложений, ваше пока не рассмотрено — ждите.

 – Я вот почему про округ спрашиваю. Сейчас проходят выборы. А выборной кампании как таковой кандидаты не ведут. Создается впечатление, что замалчивается специально. Или народу на эти выборы давно наплевать. По причине отношения народа к депутатам. А люди формируют свое отношения к депутату по его работе в округе. Вот Хинштейн приехал на неделю в Самару и понеслось — он постоянно проводит встречи с избирателями, выезжает на места в округе... Остальные наши депутаты Госдумы где? Не слышно их совсем.
– Не совсем так, я могу добавить Казакова (Виктор Казаков, депутат Государственной думы — Авт.). Он постоянно бывает в округе, решает проблемы жителей. Мы с ним в тесном сотрудничестве — наши округа пересекаются, работаем в связке. Я знаю, к нему претензий у избирателей нет. Он здорово помогает. Про других сказать не могу.

 – Если депутат не работает в округе, то у избирателя и возникает наплевательское отношение к выборам. Мне так кажется.
– Да, наверно в этом причина.

 – А сегодня и будущих депутатов, нынешних кандидатов, не слышно.
– Не могу дать оценку, почему сегодня не слышно кандидатов в депутаты. Да, я не вижу никаких плакатов кандидатов, не вижу агитации. В Москве народ участвует. А почему у нас про выборы мало кто знает и агитации кандидатов не видно, я не могу сказать. Сейчас, даже за пару дней до выборов, — затишье. Или тихо надо протащить своих, или что-то другое. Я не могу понять что.

 – Что должно произойти в Самаре, чтобы народ заинтересовался выборами?
– Не знаю. Вот как на следующий год будем выбирать депутатов райсоветов?

 – А никак. Большинство районных депутатов не работают. Их вроде как и нет.
– Это во-первых. Но, я думаю, та схема, которая была предложена по реформированию местного самоуправления, — она просто неэффективна. Я слышал, что у ныне действующего губернатора большие сомнения: оставить эту схему или нет. Тех результатов реформирования, которые предполагались, не случилось. Их и не должно было случиться изначально. Я в свое время, выступал против этой реформы. Депутаты райсоветов надеялись, что от власти будет помощь и в организации, и в финансировании. Получилось все наоборот. С них требуют, а они не могут дать. Многие сдали свои мандаты. Я увенен, что из нынешнего состава мало кто будет участвовать в выборах районных депутатов в следующем году.
У них есть звание — районного депутата. И всё. У них нет прав, у них нет полномочий, у них нет помещения для работы, помощников у них освобожденных нет. И какую работу от них ждать?
Есть, конечно, такие, кто все на себе тащит. Вот в моем округе есть депутат Андрей Ильин из поселка Береза. Он бизнесмен. Работает, помогает людям, занимается их проблемами. Есть Владимир Щеглов — он и депутат и мой помощник по округу, очень активно работает. Есть в Красноглинском районе отличный депутат Эдуард Галстян. Это подвижники, таких очень мало. Единицы.

 – Это зависит и от человека — пошел в депутаты, работай как бы нибыло трудно.
– Да, это еще и человеческий фактор. Но, в большинстве своем, народ депутатов райсоветов не видит и даже не знает. У меня большие сомнения в том, что выборы районных депутатов в 2020-м состоятся.

 – Как там Николай Иванович, когда реформу затеял, говорил: «Они будут на расстоянии вытянутой руки от народа».
– Да, свистнули, а они тут же побежали. А сейчас все в одной комнате по очереди ютятся. Им людей принимать негде. Результативности работы районных депутатов нет. Есть только осознание того, что это инородное тело. А чтобы в это тело вдохнуть жизнь — нужны финансы. На сегодняшний момент одной идеологией и жупелом ничего не добиться. Это не проходит.
Есть реформы, а улучшения на местах не наступает. Идет повышение тарифов по всем направлениям, а депутатам говорят, вот вам флаг в руки — идите убеждайте, что это правильно. Мусорная реформа не продумана. Вы сначала продумайте, просчитайте все, а потом впендюривайте ее. Так же и про пенсионеров — сначала отнимем, а потом будем считать и возвращать. В 80 лет пенсионеру надо оплатить услуги ЖКХ, потом получить справку, что ему 80 лет — там ее проверят, пересчитают и только после этого отдадут назад деньги. Это неправильно. Да, ситуация в стране и мире не простая, да, обороноспособность надо поднимать, но про экономику, про народ забывать не надо.
Люди на встречах возмущены. Они никакого послабления по отношению к себе не видят и не чувствуют. Поэтому и к выборам такое отношение.

 Беседовал Сергей Курт-Аджиев

закрыть





закрыть