Цветовая схема: C C C C
Размер шрифта: A A A
Изображения:
Подать обращение
8 (800) 511 - 80 - 85

Колл-центр приема сообщений
о нарушениях на выборах Президента РФ

Ермоленко Игорь Юрьевич

Председатель Самарского регионального отделения партии ЯБЛОКО

Звоновский Владимир Борисович

Заведующий кафедрой социологии и психологии СГЭУ

Кнор Анастасия Юрьевна

Директор СРОО «За информационное общество»

Круглова Оксана Александровна

Член Избирательной комиссии Самарской области с правом решающего голоса

Кузьмина Людмила Гавриловна

Координатор движения «Голос» по Самарской области

Курт-Аджиев Сергей Османович

Главный редактор АНО «Парк Гагарина»

Морозов Андрей Юрьевич

Член совета общественной организации «Самара для людей»

Нуждин Вадим Владимирович

Координатор проекта ОНФ «За честные закупки» в Самарской области

Славецкий Дмитрий Валерьевич

Председатель исполкома регионального отделения Ассоциации юристов России

Соколов Андрей Сергеевич

Адвокат

Тучин Сергей Николаевич

Член Общественной палаты Самары, член правления Союза юристов области

Юрин Сергей Викторович

Политолог

Молчанов Олег Анатольевич

Член Ассоциации политических юристов

Илья Шаблинский: «Чиновники в Самарской области стали гораздо откровеннее»

15 Февраля 2018

Количество просмотров: 118

В августе 2016-го во время выборов в Государственную и Самарскую губернскую думы, когда ЦИК и СПЧ просто завалили жалобами из нашего региона, сюда были направленны представители СПЧ Анита Соболева и Илья Шаблинский. Они исследовали ход избирательной кампании в регионе и пришли к неутешительному выводу — Закон «О выборах» в Самарской области практически не работает.

В канун грядущих президентских выборов Илья Георгиевич приехал в Самарскую область снова, уже в составе большой делегации Совета по правам человека и Центральной избирательной комиссии.

– Вы ездили на избирательный участок, который впервые открывают на АВТОВАЗе. То, как спешно его открыли перед президентскими выборами, режимность предприятия, отсутствие камер видеонаблюдения смущает многих. По Вашим впечатлениям, выборы на таких временных УИК, а они еще будут на Новокуйбышевском НПЗ и Новокуйбышевской нефтехимической компании, проведут честно и открыто?

– Теоретически, я не вижу в таких участках нарушения никаких прав избирателей. Но там должен быть обеспечен такой же уровень наблюдения, как и на других участках. Нас заверили, что наблюдатели должны будут там представить те же документы, что и везде: паспорт и направление. Если так, то хорошо. Я бы сказал, что это не главная проблема нынешних выборов.

– А какая главная?

– Отсутствие конкуренции как таковой, если говорить о политической стороне дела. Если о юридической, то я вижу, что государственные СМИ не вполне обеспечивают равную конкуренцию кандидатов. Я ничего не имею против того, чтобы деятельность президента освещали каждый день во всех новостных программах всех государственных СМИ. Но сегодня президент одновременно является кандидатом. При этом совершенно забыты две нормы закона: все государственные СМИ обеспечивают равные условия кандидатам и в рамках новостных блоков никому из них не отдают предпочтение. Эти две нормы в нашем законе появились именно в силу того, что крупнейшие телеканалы и радиостанции, за ничтожным исключением, в нашей стране контролируются государством. Во Франции, Германии, США, Финляндии таких норм нет просто потому, что там нет такого преобладания государственных СМИ.

– Вы приезжали в Самарскую область в 2016 год. Тогда ситуация была критическая. Массовые жалобы в СПЧ на административный ресурс, принуждение голосовать за «Единую Россию». Теперь Вы снова у нас. Меняется ситуация?

– Многие чиновники стали в разговорах со мной гораздо более откровенны, чем два года назад. Люди из власти более открыты, свободны — это точно. Но могу сказать, что и два года назад Вадим Михеев (председатель самарского облизбиркома — Ред.) тоже был достаточно искренен. Видно было, что давалось это ему нелегко и было ощущение, что он рискует.

А что касается выборов... Это же выборы федеральные, а не региональные. И ситуация ничем не отличается от той, что сейчас по всей стране.

Может быть наблюдение будет более строгим и беспристрастным. Я встречался в Тольятти с наблюдателями, которые будут впервые вести наблюдение от Общественной палаты. Это разные люди. Но по тем вопросам, которые они задавали мне и Шибановой (Лилия Шибанова, член СПЧ, исполнительный директор Ассоциации «ГОЛОС» 2001-2013гг — Ред.) я понял, что многие из них относятся к этой своей обязанности очень серьезно. Они настроены на то, что нарушения надо выявлять и пресекать, независимо от того, в пользу какого кандидата нарушается закон. Хорошо, если это так.

– Независимое наблюдение — это хорошо. Но в ТИКах и УИКах остались те же люди, что и на прошлых выборах. Вопрос готовы ли они провести выборы не нарушая закон?

– За последнее время у меня сложилось впечатление, что избирательная система поражена серьезной болезнью. Члены избирательных комиссий почти полностью снизу до верху контролируются администрацией. Как это будет сказываться на кандидатах? Во всех регионах по-разному. Мы знаем, как это происходит на Северном Кавказе, мы знаем как это выглядело при предыдущем губернаторе Самарской области. Как это будет выглядеть сейчас мы не знаем. Люди в избирательных комиссиях очень управляемы. Что с этим делать? Наверное, надо будет менять порядок формирования избирательных комиссий. Но пока с ними придется просто пережить эти выборы.

– Члены избиркомов сегодня готовы рисковать и нарушать закон, чтобы сделать явку, о которой все так много говорят?

– А как можно нарушить закон, чтобы сделать явку? Ну, если будут просто «пририсовывать». У нас есть много примеров, когда люди из СОНАРа (общественное движение наблюдателей, созданное для контроля вборов в органы власти всех уровней — Ред.), «Гражданина наблюдателя» и «Голоса» на небольших участках подсчитывали реальное число пришедших голосовать, а потом на сайте ЦИК мы видели число вдвое, втрое больше. То-есть, где-то на участке, в территориальной комиссии рисовали другие цифры.

Теоретически, наблюдатели могут это фиксировать. Практически — мало кто из наблюдателей занимается подсчетом избирателей. Это долгий и трудоемкий процесс. Вообще явка — дело добровольное: кто хочет, тот пришел голосовать, независимо от того, какова явная или неявная конкуренция.

А органы власти, избирательные комиссии вправе прилагать усилия к тому, чтобы явку увеличить. Они могут информировать избирателей о выборах, указывать, что это гражданский долг — это совершенно правомерно.

– А родительские собрания, где настаивают, чтобы шли на выборы, поквартирные обходы с участием депутатов?

– Это выглядит немного нелепо и смешно. Но это не есть нарушение закона. Нельзя принуждать и грозить карой за неучастие в голосовании.

– В эту предвыборную кампанию к вам в СПЧ уже поступали жалобы из Самарской области?

– В 2016 году к нам пришло несколько десятков жалоб из Самарской области и тогда президиум СПЧ принял решение, что я и Анита Соболева должны приехать сюда. В этот раз никаких жалоб нет.

– Власть сейчас декларирует, что выборы проведут честно и открыто. Избиратель может быть уверен, что все это будет именно так?

– В какой-то мере это, конечно, зависит от наблюдателей. И я только приветствую желание людей контролировать ход голосования, подсчет голосов и соблюдение закона. Но, с другой стороны, избирательная система остается прежней, избирательные комиссии поражены полной зависимостью от административных структур. По-этому, что я вам могу гарантировать? Что могут ответить на ваш вопрос? Только своим вопросом: что мы можем сделать в оставшееся время с нашей избирательной системой?

– И что?

– Пока ничего.

закрыть