Цветовая схема: C C C C
Размер шрифта: A A A
Изображения:
Подать обращение
8 (800) 511 - 80 - 85

Колл-центр приема сообщений
о нарушениях на выборах Президента РФ

Ермоленко Игорь Юрьевич

Председатель Самарского регионального отделения партии ЯБЛОКО

Звоновский Владимир Борисович

Заведующий кафедрой социологии и психологии СГЭУ

Кнор Анастасия Юрьевна

Директор СРОО «За информационное общество»

Круглова Оксана Александровна

Член Избирательной комиссии Самарской области с правом решающего голоса

Кузьмина Людмила Гавриловна

Координатор движения «Голос» по Самарской области

Курт-Аджиев Сергей Османович

Главный редактор АНО «Парк Гагарина»

Морозов Андрей Юрьевич

Член совета общественной организации «Самара для людей»

Нуждин Вадим Владимирович

Координатор проекта ОНФ «За честные закупки» в Самарской области

Славецкий Дмитрий Валерьевич

Председатель исполкома регионального отделения Ассоциации юристов России

Соколов Андрей Сергеевич

Адвокат

Тучин Сергей Николаевич

Член Общественной палаты Самары, член правления Союза юристов области

Юрин Сергей Викторович

Политолог

Молчанов Олег Анатольевич

Член Ассоциации политических юристов

На выборах губернатора Самарской области отменили досрочное голосование и разрешили работать общественным наблюдателям

31 Мая 2018

Количество просмотров: 56

Сентябрьские выборы губернатора Самарской области пройдут по новым правилам. Поправки в региональное законодательство одобрили депутаты губернской думы. Документы подписал врио губернатора.

Во-первых, с 7% до 5% снижен так называемый «муниципальный фильтр», необходимый для регистрации кандидата на пост губернатора. Это значит, что теперь претендентам в кандидаты нужно будет собрать не 237, а не менее 169 подписей депутатов представительных органов муниципальных образований и избранных глав муниципалитетов. Инициировал поправку врио главы региона Дмитрий Азаров, который заявил, что делается это «в целях повышения степени плюрализма в рамках избирательных отношений, а также создания дополнительных гарантий для доступа граждан к участию в избирательной кампании».

Появятся и нововведения, впервые опробованные в марте этого года на выборах Президента РФ.
На губернаторских выборах, как и на президентских, жители Самарской области уже не смогут проголосовать досрочно и по открепительным удостоверениям. Эта система вызывала многочисленные нарекания общественности, поскольку содержала возможности организации массового голосования за «нужного кандидата». Вместо этого будет использована защищенная от фальсификаций и «каруселей» система «Мобильный избиратель». Она предполагает голосование «по месту фактического нахождения» избирателя. Для этого человек заранее должен выбрать избирательный участок в Самарской области, на который ему удобно прийти в день голосования. По словам председателя Самарской областной избирательной комиссии Вадима Михеева, на президентских выборах новой системой воспользовались 122 тысячи жителей региона.
И впервые на выборах губернатора Самарской области будут работать наблюдатели от региональной Общественной палаты. Их уже задействовали на мартовских выборах Президента. В облизбиркоме этот опыт сочли успешным, а глава областного избиркома заявил, что наличие общественного контроля «будет способствовать прозрачности выборного процесса».

Эксперты, оценивая принятые нововведения, разошлись во мнениях о их нужности и полезности. Вот несколько диаметрально противоположных взглядов на выборы «в новом формате».

ermol.jpg
Игорь Ермоленко, председатель Самарского регионального отделения партии «Яблоко»:
– На мой взгяд, все эти изменения — и в части допуска общественных наблюдателей, и в части отмены досрочного голосования — позитивны. Наличие общественных наблюдателей во время предыдущей кампании (выборы Президента РФ в марте 2018 года — Ред.) очень серьезно сказалось, в том числе, и на повышении доверия к выборному процессу.
А вот отмена досрочного голосования повлияет на ситуацию с применением на выборах административного ресурса. Если говорить об общественном контроле, в том числе и со стороны политических партий, то он осуществлялся в день голосования, а вот действенного контроля именно за досрочным голосованием как-то не получалось. И именно «досрочку» использовал административный ресурс для того, чтобы, как минимум, поработать над явкой, если уж не над результатом. Отмена досрочного голосования, конечно, не закрывает полный перечень вопросов, возникающих к властям по части проведения выборов, но, тем не менее, на одну проблему теперь станет меньше.
Что же касается снижения «муниципального фильтра», то мы не можем не приветствовать это демократическое решение. Хотя, на мой взгляд, муниципальный фильтр нужно отменить вообще. Но это вопрос федерального законодательства.

Melkonyants-400x270.jpg
Григорий Мелконьянц, сопредседатель движения «Голос»:
– Отмены открепительных удостоверений — это тенденция федеральная и Самара тут не является исключением. С одной стороны, новый инструмент «Мобильный избиратель» лучше открепительных удостоверений, потому что он удобнее. Человек может прикрепиться к нужному ему участку посредством каких-то электронных средств.
А с другой стороны, еще не решен до конца вопрос прозрачности. Центризбирком сейчас принимает новое положение о порядке голосования по месту нахождения. Там учтены предложения «Голоса», но надо еще будет посмотреть, что получится в результате.
Хотя и открепительные удостоверения, и «Мобильный избиратель» не отменяют главную проблему — принуждение избирателей к участию в выборах. На выборах Президента к нам поступало много обращений, когда и бюджетников, и работников коммерческой сферы принуждали открепляться от своего домашнего участка и прикрепляться на участок по месту работы для того, чтобы администрация могла проконтролировать и контролировала участие сотрудника в выборах. Мне кажется, в Самарской области нужно будет отслеживать именно этот аспект.
Что до наблюдателей от Общественной палаты — то это вопрос противоречивый. Например, в Москве, когда были приняты аналогичные изменения в региональный избирательный кодекс, прокуратура вынесла протест, поскольку в федеральном законе «Об основных гарантиях избирательных прав» общественных наблюдателей нет (они включены только в выборы Президента). Федеральный закон к сентябрьским выборам уже не успеют изменить. Посмотрим, как будет действовать самарская прокуратура — как московская, или промолчит.
А вообще, этот институт Общественной палаты — это, скорее, «для галочки». До 2005 в России существовала возможность направлять наблюдателей от общественных организаций. К сожалению, сначала это было упразднено на федеральном уровне, а потом выхолостилось почти изо всех региональных законов. И вот эта попытка подменить реальное общественное наблюдение квазиобщественной структурой, каковой является Общественная палата, это своеобразный фильтр для общественного наблюдения. Понятно, что общественные палаты находятся в замкнутом контуре, там сидят структуры и организации, которые часто завязаны на власть и лояльны ей. И, поэтому, о каком-то реальном общественном наблюдении тут говорить не приходится. Есть в регионах примеры, когда к обучению общественных наблюдателей привлекают наблюдателей независимых. На выборах президента в Самарской области привлекали Людмилу Кузьмину (координатор движения «Голос» по Самарской области — Ред.), я приезжал проводить обучение, сопредседатель «Голоса» Андрей Бузин. Но в сам состав общественных наблюдателей входят, в основном, люди вовлеченные в административные процессы. Это, на мой взгляд, не то гражданское наблюдение, которое можно назвать общественным. Замечательно, пускай Общественная палата наблюдает, но дайте возможность и право наблюдать общественным структурам у которых есть опыт и которые хотят этим заниматься, не устраивая все эти фильтры.

matveev.jpg
Михаил Матвеев, депутат Самарской губернской думы (фракция КПРФ):
– Последние лет пять-семь главная проблема власти, партии власти и ее кандидатов — не победа на выборах и, даже, не получение конкретных процентов голосов, а явка избирателей. Поэтому, зачастую, цель всех этих изменений законодательства — явка. Тогда возникает один простой вопрос: если выборы в начале сентября (единый день голосования — Ред.) столь проблематичны с точки зрения явки, то почему «Единая Россия» не инициирует или не согласится с предложением перенести единый день голосования на более удобный для дачников период — октябрь. Я думаю, это связано с тем, что нужна «контролируемая явка», а не «явка вообще». И именно те два часа, за которые бились коммунисты (фракция КПРФ в Самарской губдуме предлагала заканчивать голосование на выборах губернатора не в 22:00, а в 20:00, но это предложение не прошло — Ред.), это такой резервный вариант для организаторов выборов в эти два часа искусственно накрутить явку, если этого не удастся сделать до восьми вечера. В сочетании с этим отмена досрочного голосования — еще один способ увеличивать контролируемую властью явку. Ведь у голосования «по месту нахождения» больше возможностей фальсифицировать, чем у досрочного голосования. Все помнят 2014 год (14 сентября 2014 г. состоялись досрочные выборы губернатора Самарской области — Ред.) и очереди из студентов, которые выстраивались на избирательных участках, чтобы проголосовать досрочно. Помнят подвоз избирателей. Все это фиксировали независимые наблюдатели, было видео, проводились какие-то расследования. Вот с этой точки зрения досрочное голосование давало возможность зафиксировать факт массового «желания» проголосовать, предъявить его власти и сказать: «Смотрите, что вы творите!». А когда человек может проголосовать только в конкретный день, хоть и на выбранном им же участке, то его не видно, он идет в общей массе и наблюдатели не в состоянии это зафиксировать. А значит сложнее пресечь схему фальсификации.

ZvonovskyiVladimir.jpg
Владимир Звоновский, заведующий кафедрой социологии и психологии СГЭУ:
– Досрочное голосование и открепительные талоны были источником для фальсификаций. И ликвидация этой «опции» — несомненно хорошо. А что до общественных наблюдателей, то, как показал опыт президентской кампании, какого-то значимого влияния этот институт не имел. Возможно, потому что значимых фальсификаций на этих выборах не было. По краней мере, что касается Самарской области, где эти наблюдатели работали. Сказать, что они что-то предупредили, ограничили или предотвратили нельзя. Но и вреда от них никакого не было. Но когда какая-то часть людей начинает принимать участие в избирательном процессе, например, в качестве наблюдателей — это здорово. И для процесса, как такового, это хорошо. Может ли это повлиять каким-то образом на честность и открытость выборов? Сначала надо протестировать институт общественных наблюдателей на выборах разных уровней и в разных регионах, чтобы сказать, что он действительно работает.

закрыть