Цветовая схема: C C C C
Размер шрифта: A A A
Изображения:

Ермоленко Игорь Юрьевич

Председатель Самарского регионального отделения партии ЯБЛОКО

Звоновский Владимир Борисович

Заведующий кафедрой социологии и психологии СГЭУ

Кнор Анастасия Юрьевна

Директор СРОО «За информационное общество»

Круглова Оксана Александровна

Член Избирательной комиссии Самарской области с правом решающего голоса

Кузьмина Людмила Гавриловна

Координатор движения «Голос» по Самарской области

Курт-Аджиев Сергей Османович

Главный редактор АНО «Парк Гагарина»

Морозов Андрей Юрьевич

Член совета общественной организации «Самара для людей»

Нуждин Вадим Владимирович

Координатор проекта ОНФ «За честные закупки» в Самарской области

Славецкий Дмитрий Валерьевич

Председатель исполкома регионального отделения Ассоциации юристов России

Соколов Андрей Сергеевич

Адвокат

Тучин Сергей Николаевич

Член Общественной палаты Самары, член правления Союза юристов области

Юрин Сергей Викторович

Политолог

Молчанов Олег Анатольевич

Член Ассоциации политических юристов

По следам тестирования КОИБ

6 Сентября 2018

Количество просмотров: 249

В марте 2018 года представители штаба Навального в Самаре заявили о своем недоверии к результатам, выдаваемым комплексами обработки избирательных бюллетеней (КИОБ). В конце августа в нескольких городах Самарской области в преддверии выборов 9 сентября прошли открытые тестирования КОИБов. Координатор штаба Навального в Самаре Егор Алашеев не смог присутствовать на тестировании комплексов, но изложил суть своих претензий к ним в личном сообщении. Мы попросили специалистов избирательной комиссии Самарской области прокомментировать замечания активиста.


Претензия №1. «Если отвлечься от явки, то программа распознавания бюллетеней предоставляется на флешке в УИКи в субботу, за день до голосования. Код, записанный на флешке, может быть запрограммирован на любой результат, и проверить это не представляется возможным. Контроля за кодом нет ни у кого, соответственно и нет доверия результатам».

Ответ ИК СО:
Программное обеспечение закладывается в комплекс на заводе-изготовителе. Чтобы его поменять, необходимо вскрыть крышку сканера и сорвать заводские пломбы (тогда на них появляется надпись «вскрыто»). Каждый наблюдатель перед началом голосования может убедиться в сохранности пломб.
Исходные данные формируются из программы ГАС «Выборы», загружаются в КОИБ и обязательно распечатываются. С ними можно ознакомиться всем присутствующим на УИК.

Претензия №2. «Есть серьёзный вопрос по распознаванию ксерокопий бюллетеней. Надеюсь, вы опробовали данную возможность, и теперь с уверенностью можете опровергнуть или подтвердить опасение, что КОИБ «съедает» ксерокопии, принимая их за оригинальный бюллетень. Если он их воспринимает - простор для махинаций феноменальный».

Ответ ИК СО:
Бюллетень защищен цветной сеткой с обратной стороны и визуально можно увидеть, что опускают в КОИБ. В ходе публичной демонстрации работы КОИБов в Ситуационном центре все видели, что КОИБ отторгает ксерокопии.

Претензия №3. «Зачем КОИБу вай-фай (или блютус, точно не помню) модуль? Если КОИБ может принимать информацию в течение дня голосования - переслать ему можно всё что угодно».

Ответ ИК СО:
«Вай-фай» и «блютус» на КОИБе отсутствуют. КОИБ в течение дня работает как сканер + калькулятор.

Претензия № 4. «Просто сумма личных наблюдений. На выборах в марте я координировал чуть более 200 наблюдателей. Из них чуть меньше половины (около 100) были на участках с КОИБами. В итоге, данные, не кажущиеся «странными», были получены только на 8 участках с КОИБами. На всех остальных замечены очень конкретные расхождения между подсчётом КОИБа и наблюдателя. Ровно 4 участка у нас есть, где наблюдатели не отходили ни на минуту (даже в туалет) от начала до окончания голосования. Расхождения с КОИБом на данных участках по явке составляют от 50 до 200 человек. На остальных участках анализ картины дня голосования показывает, что интенсивность голосования в моменты, когда наблюдатели отходили по своим делам, превышала среднюю интенсивность в течение дня в 8 и более раз. Что никак не может быть нормой, поскольку наблюдатели отлучались в совершенно разное время. И это только вопрос явки. На рекордном участке разница между подсчётом наблюдателя и КОИБов составила около 500 человек (более 1/4 итоговой явки на участке). Исходя из этого, я могу предположить, что:

 
1) либо КОИБы запрограммированы флешкой на выдачу определённого результата, и правят данные по количеству проголосовавших, исходя из данных заложенных в программу, 
2) либо кто-то из членов комиссии (вероятнее всего - председатель) имеет возможность дистанционно накручивать в ручном режиме явку ("жать кнопку"), отслеживая, наблюдает ли кто-то за КОИБами в данный момент.

Если принять любую из этих версий, то очевидно, что итоговый процент за всех кандидатов задан заранее, и ни о каком волеизъявлении граждан речь не идёт.

 
3) Ну, и напоследок, у меня есть наблюдатель, который своими глазами видел, как комиссия пересыпала бюллетени из КОИБа в мешки - и там был не избирательный бюллетень, а листок для голосования по благоустройству. Я не могу объяснить, как этот листок мог попасть в урну КОИБа, но доверия это точно не прибавляет».

Ответ ИК СО:
1) КОИБы НЕ МОГУТ БЫТЬ запрограммированы флешкой на выдачу определённого результата, все их возможности подтверждаются сертификатом ФСТЭК.

2) В КОИБ нет режима дистанционно накручивать в ручном режиме явку избирателей. Ручной или дистанционный ввод данных результата голосования невозможен. Такая возможность даже технически не предусмотрена.

3) Нет каких-либо доказательств (фото и т.д.). КОИБ не принимает простые листы без «маркеров» на бюллетене, которые формируются из системы «ГАС – Выборы». Это уже многократно доказано и проверено.

закрыть





закрыть