Цветовая схема: C C C C
Размер шрифта: A A A
Изображения:
Подать обращение
8 (800) 511 - 80 - 85

Колл-центр приема сообщений
о нарушениях на выборах Президента РФ

Ермоленко Игорь Юрьевич

Председатель Самарского регионального отделения партии ЯБЛОКО

Звоновский Владимир Борисович

Заведующий кафедрой социологии и психологии СГЭУ

Кнор Анастасия Юрьевна

Директор СРОО «За информационное общество»

Круглова Оксана Александровна

Член Избирательной комиссии Самарской области с правом решающего голоса

Кузьмина Людмила Гавриловна

Координатор движения «Голос» по Самарской области

Курт-Аджиев Сергей Османович

Главный редактор АНО «Парк Гагарина»

Морозов Андрей Юрьевич

Член совета общественной организации «Самара для людей»

Нуждин Вадим Владимирович

Координатор проекта ОНФ «За честные закупки» в Самарской области

Славецкий Дмитрий Валерьевич

Председатель исполкома регионального отделения Ассоциации юристов России

Соколов Андрей Сергеевич

Адвокат

Тучин Сергей Николаевич

Член Общественной палаты Самары, член правления Союза юристов области

Юрин Сергей Викторович

Политолог

Молчанов Олег Анатольевич

Член Ассоциации политических юристов

Заметки начинающего наблюдателя

10 Июля 2018

Количество просмотров: 85

В Самарской области к сентябрьским выборам губернатора подготовят группу общественных наблюдателей, которые на участках будут следить за ходом голосования. Опыт такой у региона уже есть. Общественные наблюдатели работали на последних выборах президента РФ. Что они увидели на избирательных участках? Есть ли сегодня смысл в общественном наблюдении? Об этом мы поговорили с Марией Шестериковой - начинающим общественным наблюдателем. Она следила за работой одной из УИК Самары на выборах президента 18 марта.

- Маша, скажи, что тебя подвигло стать общественным наблюдателем в марте 2018 года?
- На предыдущих выборах в Самарской области было зафиксировано очень много нарушений. Я все возмущалась: слепые там, что ли, сидят? Тогда впервые захотела пойти наблюдателем на выборы. Но был вариант наблюдать только от партий. Понятно, что они не могут быть полностью объективны. Когда в Самаре появились независимые общественные наблюдатели, жутко обрадовалась: мне туда.

- Что стало самым запоминающимся из твоего наблюдения за ходом голосования?
- Запомнилось как мы ходили с ящиками для голосования по квартирам. Недолго, всего часа два. Но на людей посмотрели. Был мужчина-афганец без ноги, который не может прийти на избирательный участок, но считает своим долгом проголосовать. Была пенсионерка, которая в 80 лет голосовала в первый раз и так искренне радовалась выборам. Были серьезно больные люди, которые ради выборов меняли режим. Это
впечатляет, конечно.

- Нарушения были? Что-то вызывало подозрения?
- На моем участке не было никаких нарушений. Единственное, быстро стало понятно, что половину избирателей сгоняли на выборы. На работе им говорили: «Вот принесете карточку, подтверждающую, что вы проголосовали, - тогда поверим».  Видимо, премии какие-то обещали. Со стороны УИК все было чисто. Еще у всех возникли вопросы про информацию, размещенную об одном из кандидатов в президенты. Там было что-то о заграничных счетах и нарушениях законодательства. Правда, у других кандидатов тоже есть такой бэкграунд. Но о них почему-то молчали.

- Было ли у тебя ощущение, что не хватает специфических знаний для адекватного реагирования на ситуацию или чтобы понять: было нарушение или нет?
- Я в ночь после выборов очень плохо спала. Все время думала: вдруг пропустила какое-то нарушение? Ведь люди в избирательных комиссиях работают много лет, у них уже отработан механизм. А тут пришла девочка, которая избирательное законодательство начала изучать месяц назад. Конечно, сначала чувствовала себя некомфортно. И это при том, что я, все-таки, много знаю о выборах. К середине дня голосования уже чувствовала себя более уверенно. Сориентироваться очень помогали материалы Общественной палаты.

- По твоим ощущениям: присутствие независимого общественного наблюдателя как-то влияет на общую ситуацию на УИКе?
- Члены УИК при нас, как минимум, не бормочут цифры себе под нос, а нормально озвучивают, как и должно быть. Независимый общественный наблюдатель держит их в тонусе. Каждое действие председатель комиссии развернуто комментировал. Так что отвернуться и что-то сделать втихаря при общественном наблюдателе очень сложно, даже психологически. Видимо, как раз на этот случай некоторые члены УИК усиленно пытались со мной подружиться.

- А чем по жизни занимаешься?
- Я - журналист «Комсомольской правды»-Самара», лауреат Всероссийского конкурса независимых региональных и местных СМИ ОНФ «Правда и справедливость». Так что, если бы я могла, я бы молчала. Но, увы.

- Как думаешь, кто идет в общественные наблюдатели? Какие это люди? Ведь денег за это не платят. Плюшек не дают.
- Если зайти на участок и посмотреть на наблюдателей, можно без труда определить общественного. Он единственный будет подходить к КОИБам или урнам для голосования, терроризировать членов УИК и всячески напоминать о себе. Причем вежливо и интеллигентно. Наблюдатели от партий либо пытаются устроить провокации, либо просто спят. Сильно подозреваю, что общественные наблюдатели такие же, как я – с обостренным чувством справедливости.

закрыть